Александр Гольц: «Трансцендентный адмирал Мухаметшин»

«Знаменитому философу Канту крупно не повезло: ему довелось родиться, написать свои гениальные работы и умереть в исконно российском городе Калининграде. Причем, даже побывав подданным российской короны, он и подозревать не мог, что через много лет после кончины станет де-факто калининградцем. Что постоянно вводит в недоумение пытливые умы российских начальников. И так получилось, что тень автора максимы о звездном небе и моральном законе тревожит их и теперь», — пишет шеф-редактор «Ежедневного журнала», комментируя выступление начальника штаба Балтийского флота вице-адмирала Игоря Мухаметшина об Иммануиле Канте.

«…высокопоставленный российский офицер не курсе теории о разуме и границах познания, которую развивал презренный Кант. Между тем, согласно этой теории, нашего адмирала следует считать абсолютно трансцендентным, то есть непознаваемым в принципе. Что творится в тех мозгах – никому не известно.

Вот уже два века образованные россияне хохочут над бесконечными реинкарнациями полковника Скалозуба. А типаж решительным образом не меняется, не исчезает, никогда не испытывает неловкости. Его, как Шарикова, научили гордиться собственной дикостью, считать ее эталоном. Разумеется, далеко не все, кто ужасается сегодня откровениями адмирала Мухаметшина, день и ночь читают философские книги. Однако достигнув определенного уровня образования, человек перестает хвастать собственным невежеством.

Чего не случилось с вице-адмиралом Мухаметшиным, прошедшим все ступени военного образования: Тихоокеанское высшее военно-морское училище имени Макарова, Высшие специальные офицерские классы ВМФ, Военно-морская академия имени адмирала флота Советского Союза Кузнецова, Военная академия Генерального штаба Вооруженных сил РФ. То есть он учился лет 8-10 в весьма уважаемых учебных заведениях. Эти годы прошли, как мы видим, не оставив ни малейшего следа в адмиральских мозгах».

«Как раз на попытке реформировать военное образование были остановлены и повернуты вспять «сердюковские» реформы. Поэтому теперь, как и прежде, курсанты военных училищ и слушатели военных академий осваивают знания исключительно «в части их касающейся». То есть ровно столько, сколько необходимо, чтобы быть в состоянии освоить один или два образца конкретной военной техники. Хорошо помню, какое удивление (смешанное с пренебрежением) вызывало в конце 1980-х первое знакомство советских генералов с программами всех трех военных академий США. Выяснилось, что ни в Вест-Пойнте (готовящем офицеров сухопутных войск), ни в Аннаполисе (ВМС), ни в Колородо-Спрингс (ВВС) не уделяется сколько-нибудь серьезного внимания дисциплинам, которые делают курсанта специалистом по тому или иному виду вооружений.

«Где изучение матчасти?» — строго спрашивали наши военачальники у растерянных американских коллег. Вместо этого программа в военных вузах западных стран примерно пополам делится на естественнонаучные и гуманитарные дисциплины. Математика, физика и химия учат человека учиться. Благодаря этому, выпускники американских военных академий без труда осваивают конкретные военные специальности: пилот, корабельный штурман, командир взвода. Причем все эти специальности выпускники Вест-Пойнта, Аннаполиса и Колорадо-Спрингс (как и выпускники гражданских университетов, которые решили стать офицерами) получают уже после выпускных экзаменов — в специальных учебных центрах».

«Однако реформа в этом направлении решительно не понравилась отечественным начальникам. У Сердюкова и его команды были серьезные планы по реформе системы военного образования, целью которой было формирование нового типа офицера, готового и способного постоянно учиться и самосовершенствоваться. В программах военных вузов все большее место отводилось гуманитарным предметам, прежде всего, изучению иностранных языков. Сергей Шойгу быстро положил этому конец, вернул военные вузы в подчинение главкоматам видов Вооруженных сил, чем обрек будущих офицеров на роль военных ремесленников, способных за время карьеры освоить лишь одну-две системы вооружений.

И в этом есть своя логика. Знакомство с Кантом и прочими гегелями, спинозами и шеллингами напрасно не проходит. Самостоятельный и образованный офицер может и не согласиться с необходимостью без обсуждения выполнять любой приказ. Позволить такому случиться Кремль не может. Лучше пусть будет Мухаметшин. На его фоне выпускники Высшей школы КГБ выглядят сущими интеллектуалами…»

Источник: newsru.com

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.